Владимир Базарный о здоровьесберегающей педагогике

Владимир Базарный о здоровьесберегающей педагогике
19.01.2014

Учить нельзя калечить?

БАЗАРНЫЙ Владимир Филиппович – русский учёный, врач, музыкант и педагог-новатор, академик Российской академии творческой педагогики, доктор медицинских наук

Наше издание не в первый раз поднимает тему здоровья молодого поколения, здоровья нации. Разработанная педагогом-новатором Владимиром БАЗАРНЫМ здоровьесберегающая технология обучения уникальна и в то же время проста, общедоступна, базируясь на принципах природосообразности и точном знании физиологии детского организма. Уверены, что публикация интервью с ученым не оставит равнодушными наших читателей.

– Владимир Филиппович, вы много пишете и рассказываете о необходимости скорейшего внедрения в школы здоровьесберегающей педагогики. До конца ли понимают в обществе всю серьезность неправильного развития детей? Появился ли после выступлений интерес со стороны государства, органов управления образования к вашим разработкам?

– С обсуждениями «жизнеспособности – нежизнеспособности» детей и подростков, а значит и всего народа мы уже опоздали на целые столетия, оказавшись в глубочайшей эволюционно значимой деградации потенциала жизни. Следствием этого явилась неумолимо нарастающая сверхзаболеваемость детей и, в итоге, сверхсмертность народа.

Вспомним, с чего эта трагедия начиналась? Россия всегда славилась здоровьем молодых людей, их силой, выносливостью, здоровым детородным потенциалом. Затем власть изымает детей из трудового семейно-родового воспитания и помещает в книжно-седалищное. В отличие от нас, в прошлом матери понимали трагические последствия подобного развития. Вот, например, с каким обращением обратились нижегородские дворяне к государю: «Школа возвращает родителям детей, отданных в нее здоровыми, изуродованными, кривобокими, близорукими, ни к чему не способными, ничего не знающими, преждевременно стареющими».

А ныне и все увидели: почему-то после такого «образования» молодые люди стали приобретать невыносимую головную боль (мигрень), вечную болезненную бледность, согбенную спину, пенсне на носу, психоневростению. И речь не идёт о голодающих. Речь идёт о самых зажиточных, некогда здоровых семьях.

Специально состояние самочувствия и здоровья детей в навязанных условиях образования изучил великий гражданин России Д.И. Писарев. Вот его заключение: «Давно уже замечен тот факт, что школа имеет на детей особенное влияние, резче высказывающееся в физическом отношении. Влияние это выражается в том, что прежняя свежесть, бодрость и цветущее здоровье детей сменяются вялостью, истомленностью и болезненностью. Некоторые даже перестают расти, теряют свою прежнюю беззаботную веселость и смотрят как-то угрюмо и боязливо. Влияние это нередко отражается и в умственном отношении: дети тупеют, теряют прежнюю даровитость и взамен ее приобретают… нервную раздраженность – признак слабосилия. Поэтому не совсем неправы те, которые говорят о вырождении человеческого рода под гибельным влиянием школы».1

Ни в те годы, ни в настоящее время, ни общество, ни власть на подобные заявления никак не реагировали и не реагируют. В итоге, был запущен механизм нарастающего в поколениях истощения плодородия древа человеческой жизни и выживания в постоянно меняющихся условиях физической и микробно-вирусной среды.

«У нас больше нет здоровых выпускников школ», – заявил на VI объединённой сессии академий президент РАМН, академик М.М. Давыдов (2006). «Идёт физическая деградация детей», – объявил другой авторитетный специалист в области детства, директор Научного центра здоровья детей РАМН, академик А.А. Баранов (2007).

При этом школа не только не стояла на месте, а постоянно наращивала чуждые психомоторной и эмоционально-волевой природе ребёнка школьные реформы. Об их последствиях заявил директор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Научного центра здоровья детей РАМН, профессор В.А. Кучма, отмечая, что «80 процентов детей в школе пребывают в состоянии стресса». И речь здесь идёт не только о физической деградации детей в навязанных режимах образования, но и духовно-психической.

В частности, в 1999 году Министерство образования РФ2 довело до общества и власти шокирующие факты: спустя только первый год обучения, у 60-70 процентов малышей возникают пограничные психические нарушения. А ведь впереди ещё девять-одиннадцать лет такого «умопомрачительного» образования! Не слышит и не видит «сонное царство» родителей и учителей уже реальных предвестников неумолимо надвигающейся психической популяционной грозы.

Выступая на заседании XI конгресса педиатров России, главный государственный санитарный врач РФ Г.Г. Онищенко предъявил следующее официальное обвинение отечественной системе образования: «Серьезной проблемой остается режим преподавания в наших школах, где нехватка учебного времени компенсируется за счет уменьшения часов сна и двигательной активности. Все это негативно сказывается на здоровье детей, формируется патология опорно-двигательного аппарата, отсюда сутулость, сколиоз позвоночника и различные виды нарушений осанки школьников».

Приведу еще несколько высказываний.

Глава государства Д.А. Медведев: «Сегодняшняя статистика здоровья школьников просто ужасающая. К каждому ученику должен быть применен индивидуальный подход, минимизирующий риски для здоровья в процессе обучения».3

Глава Правительства РФ В.В. Путин: «Из школы дети уходят синие, а в школу приходят зеленые».4

Президент Национальной медицинской палаты, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Л.М. Рошаль: «Здоровье школьников было хуже только во время войны…»5

Все вроде бы беспокоятся, констатируют, кроме уже давно отчуждённых от детей родителей, учителей, муниципальной власти. А главное – никто ничего не делает, за исключением единиц – волонтёров.

– С чем связаны нарастающие явления физической деградации детей? Какие самые серьезные проблемы в этом плане вы могли бы назвать?

– Настоящая страшная реальность в следующем. Выполненные под нашим руководством исследования вскрыли: воспитание новых поколений на укоренённой в школе «педагогической усидчивости», которая так удобна авторитарным родителям и учителям, постепенно в поколениях основательно деградировало тазово-крестцово-копчиковую детородную систему с возникновением запирательного синдрома для выхода из малого таза головки младенца. Как итог – уже у абсолютного большинства новорожденных та или иная степень черепно-мозговой родовой травмы. Последствия таких травм уже катастрофичны. В частности, по данным профессора Т.И. Кагановой: «За последние двадцать лет шквал диагнозов «перинатальная энцефалопатия» (патология мозга) захлестнула педиатрическую службу. Из 10 детей до года на педиатрическом участке 8-9 имеют этот диагноз, по поводу чего детям назначается терапия, в том числе медикаментозная. Эпидемиологические исследования, проведенные в рамках программы мэрии Санкт-Петербурга свидетельствуют, что частота постановки диагноза «перинатальная энцефалопатия» достигает в некоторых поликлиниках 712 на 1000 детей до года»6. Во всех регионах ситуация не лучше. Что ожидает этих детей, если школа даже здоровых малышей с первых дней учёбы погружает в хронический школьный стресс?

– Как реагирует на всё происходящее высшая государственная власть? Принимает законы и издаёт постановления о замене здоровьедегенеративных подходов образования на здоровьеразвивающие?

– Нет. С одной стороны, правительство проводит школьные реформы, усугубляющие и без того трагическое здоровье малышей: например, трансформацию детских садов в дошкольные образовательные учреждения, определение скорости чтения с первого класса под секундомер, ЕГЭ и т.д. С другой – принимает законы о финансировании строительства новых лечебно-реабилитационных центров, лекарственном обеспечении постепенно отмирающего народа. Но задумываются ли наши законодатели, первые лица государства, главы регионов, каков ожидается эффект от всего этого лекарственного обеспечения? На этот вопрос отвечают самые авторитетные отечественные учёные, медики. Из выступления одного из видных специалистов в области кардиологии академика Е.И. Чазова на национальном конгрессе кардиологов7: «Несмотря на появление новых методов диагностики, колоссальный арсенал лекарственных средств, эффективность лечения не только не увеличивается, но, судя по росту больничной летальности, даже уменьшается».

Вот что это такое – угасание жизнеспособности на генетическом уровне, запущенное на этапах детства!

Я имею все данные, чтобы со всей ответственностью утверждать: именно от подобной трагической ситуации уже погиб не один народ, не одна цивилизация. Как говорится, стоял, стоял в веках мост, и все подумали: он так будет стоять вечно. А он под воздействием беспощадной эксплуатации и ржавчины возьми однажды и рухни. Но эта тема – предмет отдельного, особо ответственного разговора.

Дальше нет никакого смысла говорить о чём-либо, если трагедия детей в школах не является приоритетной для её пресечения ни для родителей, ни для учителей, ни для федеральной, ни для региональной власти. А то, что сегодня много разговоров вокруг здоровьесберегающих технологий обучения, похоже на заклинания: «Халва! Халва!», – надеясь, что от этого станет слаще во рту.

Возьмите данные у военных комиссаров – какая годность юношей, вчерашних выпускников школ к службе по группе 1А. Это и есть последствия благих надежд и «здоровьесберегающих » иллюзий. Дело в том, что на службу сегодня призывают с перечнем сотен различных патологий. И только по группе 1А стараются брать более-менее здоровых. А вот какие эти самые более-менее здоровые поясняет экс-главнокомандующий Воздушно-десантных войск РФ Г.И. Шпак: «Посмотрите на сегодняшнего десантника, которого мы призвали. Это что-то такое щуплое, страшно нежное, с тоненькой шейкой на тоненьких ножках, с туманным взором, который ничего не отражает»8. Комментарии излишни.

– Расскажите о принципах положенных в основу вашей здоровьесберегающей системы обучения детей?

– Весь парадокс этой трагедии в том, что ещё в 1979 году «Медицинская газета» и, позже, газета «Правда» еще в 1986 году сообщили о рождении в стране развивающих здоровье технологий и режимов организации учебного процесса (а научные журналы об этом писали и раньше). После многолетней апробации и изучения ведущими НИИ в области детства Минздрава РФ, а также по согласованию с Минобразования РФ была рекомендована для внедрения во все школы России программа под названием «Массовая первичная профилактика школьных форм патологии или развивающие здоровье принципы конструирования учебно-познавательной деятельности в детских садах и школах» (авторы В.Ф. Базарный, Л.П. Уфимцева, Э.Я. Оладо и В.А. Гуров).

В 2001 году программа прошла повторную экспертизу ведущими НИИ страны – под руководством НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков (директор – профессор В.Р. Кучма), научного центра охраны здоровья детей РАМН (директор – академик А.А. Баранов) – и получила подтверждение, что предложенные режимы и технологии не только сохраняют, но и улучшают здоровье детей в процессе учёбы.

На основании итогов апробации Роспотребнадзором РФ выдано положительное санитарно-эпидемиологическое заключение (№77.99.95.3.Т.000674.07.01). Что это значит? Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и, в частности, ст. 28 требуют, чтобы всё используемое в учебном процессе, в том числе режимы и педагогические инновации, имело подобные заключения.

Но ещё больший парадокс заключается в том, что все используемые сегодня в образовательных учреждениях режимы и технологии обучения, в том числе декларируемые подходы так называемого «здоровьесбережения», таковых заключений со стороны федерального Роспотребнадзора РФ не имеют. Следовательно, используются вне закона. Наш опыт показывает, что на «страже» сохранения трагического для детей статус кво, а также «столпами» противодействия внедрению утверждённой Минздравом и Роспотребнадзором вышеуказанной программы стоят чиновники из региональных министерств и департаментов по образованию. И так, похоже, будет всегда, пока безмолвствуют родители. Как говорится: дитя не плачет – мать не разумеет. К счастью, такая косность характерна не для всех регионов.

По инициативе волонтёров некоторые базовые звенья программы внедрены все же в 3,5 тыс. образовательных учреждений России. Но чаще из-за отсутствия средств финансирования закупки необходимого оборудования речь идёт о нескольких классах в пределах школы. Более того, часто здоровье детей в таких классах (как и во всех остальных) не сравнивается с теми классами, которые работают в «книжно-седалищном» режиме. А теперь зайдите в эти классы и незаметно сфотографируйте, в каких позах пишут все дети России. Нами установлено, что с этих согбенно-скрюченных поз как раз и начинается трагедия новых поколений, а в итоге, и всей России. На общем фоне если и появились где-то «островки» здоровья детей, занимающихся в разработанных нами альтернативных режимах, то это мало кто замечает.

Первой ступенью деструктивных режимов обучения является устранение формирования в школе «засижено-согбенного » косного динамического стереотипа. Вот ведь как получается: если все повторяют «движение – жизнь», значит, доминирование недвижения детей в учебном процессе – это вялотекущее умирание жизни? Сегодня наука доказала: движение подведено не только под основу работы всех систем поддержания жизни, но и под работу генофонда, а также под нормальную работу психики. Неслучайно, молодости, в отличие от старости, присуща особая подвижность и гибкость тела, старость же отличается тугоподвижностью и косностью тела. А вот смерть от жизни отличается уже неподвижностью.

В нашей модели урока исключена педагогическая усидчивость. Она заменена на динамический режим. Такой режим обеспечивается с помощью соединения академического учебного процесса с малыми формами организованной двигательной активности детей. Заметим, об этом прогрессивные мыслители мечтали в течение тысячелетий. Для профилактики формирования «засиженного» динамического стереотипа разработана специальная мебель (конторки), позволяющая работать в режиме сохранения отличительной видовой сущности людей – телесной вертикали (осанна – на языке духовных учений). И эта часть программы не касается самой дидактики и содержания учебного процесса. Она сугубо гигиеническая, а точнее – эргономическая основа организации учебного процесса. И данная мебель должна внедряться с учётом имеющегося санитарно-эпидемиологического заключения. К сожалению, в лучшем случае практически всё отпущено на «инновационное» усмотрение учителя. Почему же никто из руководителей системой образования не спросил у учителя, когда авторитарно выкинули ростомерные парты и внедрили одномерные столы, когда изгонялись из школы правописание, вдумчивое чтение, риторика, художественное рисование, рукотворчество, трудовое воспитание, ГТО, полноценная физическая культура и многое другое? Кто поинтересовался мнением учителя, когда, согласно методическим указаниям Минобразования РФ, с первого класса внедрялось скоростное чтение под секундомеры.

Только один научно проверенный факт. Наши исследования вскрыли: гонка детей по «школодрому» под секундомеры – это формирование такого динамического стереотипа чтения (речения), при котором между звуковым кодом (словом) и его образно-смысловым наполнением (ассоциацией) оформляется глубокий разрыв, расщепление личности. Такое расщепление психиатрия определила однозначно – шизофренизация психики. Я могу привести ещё десятки таких дидактических приёмов, деградирующих наших детей.

В целом для глубокой реорганизации режимов и технологий обучения нами защищены 44 патента на изобретения и полезные модели. Но всё начинается не с дидактики, а с элементарной эргономики учебного труда ребёнка. Если этого нет – об остальном говорить нет смысла.

– Что необходимо для массового внедрения вашей методики в школах России в высших и средних профессиональных учреждениях?

– Руководители государства объявили: отныне образовательный процесс – это услуга. Да, но услуга людьми принимается и потребляется только добровольно и только та, которая гарантирует договорное качество. Речь идёт о том, чтобы все родители сдавали своих детей в образовательные учреждения на основе письменного договора, в котором образовательное учреждение обязуется исполнить ст. 51 закона «Об образовании», гласящую «образовательное учреждение создаёт условия, гарантирующие сохранение и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников». После этого родители обследуют состояние основных школьно-обусловленных систем организма в детской поликлинике в начале и в конце учебного года: зрение, состояние позвоночника, сердечно-сосудистой системы, нервно-психический статус и т.д. Далее в отношении руководителя образовательного учреждения вступает юридическая норма: о бездействии и непринятии мер по реализации ст. 51 федерального закона «Об образовании». Для кого-то это страх и паралич духа, а для кого-то – элементарная человеческая этика по спасению уже остаточного здоровья детей. Безусловно, во сто крат проще, если имеется понимающий проблему глава региона. Он может объявить конкурс на межведомственную программу, гарантирующую, что за время обучения дети не приобретут школьных форм патологии. Замена существующей, губительной для здоровья противозаконной системы образования на альтернативную может иметь различные модели.

– Фантасты, придумывая человека будущего, предполагали, что в условиях высокотехнологичного общества – без значительных физических усилий – человек будет постепенно превращаться в этакий «супермозг» на тоненьких ножках. Может быть, мы как раз и наблюдаем этот процесс?

– Ещё в 1963 году отечественным учёным О.В. Богдановым было сделано следующее открытие. Если в процессе развития ограничить поступление в мозг восходящей от мышц афферентации, то нейроэпителиальная ткань его не только не развивается, но и подвергаются обратному развитию – деградации. Воспитание и обучение детей в режиме «педагогической усидчивости» – это и есть заглушение поступления в мозг восходящей афферентации от нижних конечностей. Итог – нарастающая эпидемия так называемого синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). Не только мы, но и за рубежом раньше нас показали: в основе СДВГ лежит неумолимое обратное развитие лобных (очеловечивающих людей на этапе детства) отделов мозга. И все эти процессы во многом уже необратимы. Так что были правы мечтатели-фантасты: всеобуч и эпоха так называемого просвещения породят большую голову. Только в этой голове всё больше и больше благородная нейроэпителиальная ткань мозга будет замещаться на соединительную.

1 См. «Учитель», 1865, №9, с. 316.
2 Письмо №22011-12 Минобразования РФ от 22 февраля 1999 г.
3 «Российская газета» от 6 ноября 2008 г.
4 «Комсомольская правда» от 6 октября 2006 г.
5 Из интервью радио «Эхо Москвы», 1 сентября 2006 г.
6 «Медицинская газета», №2 от 26 сентября 2007 г.
7 «АиФ», №44, 2008 г.
8 «Известия» от 2 августа 2003 г.

Вернуться к новостям